Ответственность экспортера за нарушение валютного законодательства

15 Июня 2017

Ответственность экспортера за нарушение валютного законодательства

Журнал "Таможенное обозрение". № 1. 2010.

Ирина Болдырева, Юрист Goltsblat BLP. 

Механизм административной ответственности позволяет органам валютного контроля проверять и контролировать действия экспортеров. С учетом определенных противоречий в правоприменительной практике, о которых речь пойдет ниже, данная проблема представляется вполне актуальной. В рамках настоящей статьи рассматриваются некоторые ее наиболее интересные, на наш взгляд, аспекты: в частности, вопросы привлечения экспортеров к административной ответственности за невыполнение обязанности по получению на свои банковские счета валюты, причитающейся за переданные нерезидентам товары, работы, услуги либо за переданную информацию или результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них.

Ответственность за данное правонарушение предусмотрена частью четвертой статьи 15.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ). Как следует из диспозиции данной статьи административная ответственность экспортера – резидента наступает в случае если последний не выполнил указанной выше обязанности. в установленный срок (как правило, срок оплаты устанавливается внешнеторговым контрактом (договором).

Обязанность резидента при осуществлении внешнеторговой деятельности в установленные внешнеторговым контрактом (договором) сроки, обеспечить получение от нерезидентов на свои банковские счета в уполномоченных банках иностранной валюты или валюты Российской.

Рассматривать вопрос о возбуждении дела об административном правонарушении по данной статье имеют право должностные лица органов и агентов валютного контроля. Привлекать же к административной ответственности по обсуждаемой статье имеют право только органы валютного контроля. Законодательством установлено, что органами валютного контроля являются Центральный банк Российской Федерации и Федеральная служба финансово – бюджетного надзора российской Федерации и ее территориальные управления.

Рассмотрим наиболее спорные и актуальные для обсуждения вопросы, связанные с доказыванием вины экспортера по данной статье, а также вопрос о соразмерности налагаемого административного наказания.

Для решения вопроса о вине экспортера в соответствии с рассматриваемой статьей КоАП РФ до сих пор не выработано четких критериев. При этом, неоднократно на уровне государственных органов поднимался вопрос о том, что же следует считать виной в данном случае и с какого момента экспортеру можно вменить нарушение валютного законодательства по части 4 статьи  15.25 КоАП РФ.

Ранее органы валютного контроля считали, что не следует рассматривать вопрос о  привлечении к административной ответственности по ч. 4 и 5 ст. 15.25 КоАП РФ в случаях, если на момент составления протокола или вынесения постановления валютная выручка была полностью зачислена резидентом на счет в уполномоченном банке, либо если денежные средства, уплаченные резидентом нерезиденту, были возвращены в полном объеме. Однако таможенные органы не были согласны с данной позицией. Это   привело к тому, что с подачи Федеральной таможенной службы Генеральная прокуратура Российской Федерации прекратила эту практику6, указав на необходимость надлежащей оценки мер, предпринятых экспортером по обеспечению соблюдения установленного срока для получения соответствующих денежных средств на свои счета в уполномоченном банке.

Доказывание того факта, что вина экспортера отсутствует, нередко сводится на практике, к доказыванию эффективности и своевременности предпринятых экспортером мер. Но каких-либо конкретных рекомендаций или разъяснений по вопросу о том, какие меры можно считать достаточными и адекватными до сих пор не существует. А между тем, данный вопрос порождает различную судебную практику, что делает невозможным в полной мере определить критерии достаточности мер. Так, например, по одному делу судом было указано следующее: ведение экспортером переговоров в устной и в электронной форме с покупателем (контрагентом), не оплатившим товар, письменные обращения к последнему с напоминанием о необходимости оплатить поставленный товар в установленный внешнеторговым договором срок и прочая подобная претензионная работа не может быть признана  в качестве достаточных мер, предпринятых  экспортером.  Но наряду с этим по аналогичному делу с тем же самым экспортером, но в другом постановлении суд указал, что применение подобных мер в 30-дневный срок после наступления указанного для оплаты срока в договоре, является достаточным и подтверждает отсутствие вины экспортера8.

Полярно-противоположные подходы судей одной инстанции к оценке доказательств по рассматриваемой категории дел нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Итак, у судов нет единообразного подхода к установлению вины экспортеров. Тем не менее, мы полагаем, что соблюдение ряда условий позволит добросовестным экспортерам снизить риск привлечения к административной ответственности по части 4 статьи 15.25 КоАП РФ и увеличить шансы на выигрыш дела в судебных органах, если все-таки привлечение к административной ответственности произошло.

Так, например, необходимо, чтобы во внешнеторговом договоре (купли-продажи товаров, поставки товаров) было четко установлено, что следует считать моментом передачи (поставки) товаров, а также с какого момента следует исчислять срок, установленный в количественном эквиваленте (как правило, дней) для осуществления покупателем оплаты поставленных товаров. Исходя из практики деловых отношений и ситуации на рынке, большинство поставщиков (экспортеров) вынуждены отказаться от требований о полной предоплате поставляемых товаров. Принимая во внимание сложные финансовые условия контрагентов они обычно соглашаются на оплату товара полностью либо частями, но уже после поставки.  Данное обстоятельство Федеральная служба финансово – бюджетного надзора и ее территориальные управления стараются также использовать в качестве довода, подтверждающего вину и непринятие экспортером необходимых мер. Прямого отражения данного довода ни в рекомендациях соответствующих органов, ни в судебных актах нет. Однако, если есть возможность осуществлять поставки после оплаты контрагентом экспортируемой продукции, то это позволит избежать привлечения к административной ответственности по обсуждаемой статье.

Если все-таки возможности осуществлять поставку товаров на основании полной предоплаты у экспортера нет, то как один из способов «принятия мер» мы рассматриваем наличие во внешнеторговом контракте положений, предусматривающих штрафные санкции для покупателя, в случае, если им будут допущены нарушения установленного для оплаты товаров срока. В контракте могут быть также положения, предусматривающие право экспортера обратиться в судебные органы, в том числе и в международный коммерческий арбитраж, с целью взыскания с покупателя соответствующей суммы. При этом, следует понимать - обращение в судебные органы за взысканием с покупателя оплаты за товар может на долгое время разрушить деловые отношения с контрагентом.

Особенностью действующего валютного законодательства является то, что срок, в течение которого резидент обязан получить от нерезидента причитающиеся денежные средства, определяется не нормативно, а условиями заключенного между резидентом и нерезидентом внешнеторгового контракта. Данное обстоятельство, в свою очередь, позволяет сторонам соответствующего контракта при необходимости (в том числе, чтобы исключить основания для административной ответственности) корректировать сроки платежа, например, путем заключения соответствующих дополнительных соглашений к контракту. В связи с этим, если покупатель сообщил экспортеру о невозможности перечисления денежных средств за поставленные товары в оговоренные сроки, то - как один из вариантов - возможно до истечения соответствующих сроков, заключение дополнительного  соглашения, продлевающего срок для перечисления оплаты за товар покупателем. Однако, в данном случае, экспортеру необходимо учитывать, что данные действия лишают его возможности получить причитающиеся денежные средства в максимально короткие сроки.

Также необходимо обратить внимание на то, что на практике, при рассмотрении вопроса о принятых резидентом мерах, административные органы обычно указывают на необходимость применения мер по обеспечению обязательств. Подобный подход является, на наш взгляд, не вполне правомерным, поскольку в настоящее время, статья законодательства, предусматривающая формы обеспечения обязательств отменена. Кроме того, исходя из обычаев делового оборота и свободы экономической деятельности, законодатель не рассматривает  меры по обеспечению обязательств в качестве необходимого условия внешнеэкономического контракта. Действующим гражданским законодательством предусмотрены различные способы защиты прав, в том числе такие, как направление претензий, применение к контрагенту имущественных санкций за неисполнение договорных обязательств и прочее.

Еще одним спорным вопросом остается определение момента, с которого экспортер должен начать принимать меры. Ведь до истечения срока оплаты за поставленный товар у экспортера отсутствуют основания как обращаться в судебные органы, так и вести претензионную работу. Таким образом, налицо замкнутый круг: до истечения срока – принимать меры рано и безосновательно, после – поздно и практически бесполезно.

На настоящий момент данное обстоятельство нашло свое подтверждение  только в одном судебном решении. Согласно данному решению, если меры (как то - направление претензий, ведение переговоров и др.) приняты экспортером в пределах 30 дней после истечения установленного для оплаты срока, то данные меры своевременны и результативны (при условии зачисления денежных средств в указанные 30 дней), что свидетельствует об отсутствии вины резидента. По нашему мнению, данный вопрос может быть более или менее понятен только в случае если либо Федеральная служба финансово – бюджетного надзора Российской Федерации, либо Высший арбитражный суд Российской Федерации дадут какие-либо разъяснения или рекомендации по данному вопросу.

Одним из острых вопросов, возникающих на практике при привлечении к ответственности по части 4 статьи 15.25 КоАП РФ в данном случае, остается и размер административного штрафа, который налагается на экспортера. Он составляет от ¾  до одного размера суммы денежных средств, не зачисленных на счета в уполномоченном банке. В данном случае, налицо несоразмерность вменяемой ответственности, поскольку именно экспорте в подобно ситуации несет двойной ущерб:

- оплата за товар поступила либо с нарушением срока, либо вообще не поступила (что в любом случае наносит ущерб экономической стабильности лица);

- налагаемый штраф составляет почти все сумму, причитающуюся экспортеру за поставленный товар.

В связи  с этим, при оценке характера и степени общественной опасности административного правонарушения, не принимается во внимание то, что экспортеры по своей сути не имеют намерения на незаконный вывоз валютных ценностей. Ведь если стороны внешнеэкономической сделки исполнили контракт в полном объеме, и если выручка в полном объеме зачислена на счет поставщика (хотя с нарушением установленного срока) в уполномоченном банке в полном объеме, то это значит что интересам государства существенного вреда не причинено и не произошло незаконного вывоза валюты за рубеж.

При рассмотрении вопроса о назначении наказания и наложении взыскания Федеральная служба финансово – бюджетного надзора Российской Федерации должны учитывать несоразмерность налагаемого взыскания степени тяжести,  характеру вменяемого правонарушения.

При этом, одним из требований принципа справедливости юридической ответственности является именно соразмерность наказания деянию. Административное наказание не может обременять лицо в степени, не соответствующей указанному принципу.

Резюмируя изложенное выше можно сделать вывод, что в качестве обстоятельств, способствующих снижению риска быть привлеченным к административной ответственности по ч. 4 ст. 15.25 КоАП РФ могут быть отнесены:

1.     полная предоплата за поставляемый товар;

2.     заключение при необходимости дополнительных соглашений, увеличивающих срок для исполнения покупателем своей обязанности по оплате товара в установленный контрактом срок, до истечения оговоренного сторонами срока;

3.     наличие во внешнеэкономическом договоре (контракте) положений, предусматривающих применение к покупателю штрафных санкций за нарушение условий внешнеэкономического договора (контракта);

4.     активное ведение претензионной работы, включая обращение в судебные органы после допущения покупателем установленного срока.

При этом, в любом случае вопрос о наличии вины и достаточности принятых экспортером мер остается на усмотрение административного органа на момент решения вопроса о привлечении к административной ответственности по части 4 статьи 15.25 КоАП РФ, либо на усмотрение судебных органов на момент обжалования уже постановления о привлечении к административной ответственности по обсуждаемой статье.